?

Log in

No account? Create an account

Жизнь - прекрасная штука, друзья мои!

Previous Entry Share Next Entry
Осенний этюд
elena_ryabchev
Она живет в соседней квартире, двумя этажами ниже. Встречаемся мы редко, иногда, бывает, пересечемся в лифте и как обычно: «Здравствуйте, Зинаида Петровна, как Ваше здоровье?» «Да спасибо, милая, потихоньку мы с Барсиком против болячек воюем». И выходит на своей лестничной клетке, тихонько постукивая пластмассовой палочкой об обшарпанные плиточки пола. Согнутая спина, платочек, старый коричневый плащ – такие миллионами производились на текстильных фабриках Страны, Которой Больше Нет. Страны нет, а жители остались, и никак не могут приноровиться, приспособиться к новой реальности. Учительская пенсия маленькая – разве на нее проживешь?

Зинаида Петровна одинокая. Муж умер лет десять назад, а единственный ребенок, Васенька, в одиннадцать лет утонул в реке, купаясь с пацанами поздней весной. Ногу, говорят, свело от ледяной воды, вот и утянуло течение сердешного. В гости к ней тоже никто не ходит. Но те, кто бывали, говорят, что посреди комнаты стоит круглый стол из немецкого гарнитура и стулья с мягкими сиденьями, затянутые целлофаном, чтобы на них не осаживалась пыль. Книжный шкаф заполнен книгами, как нарядными подписными, которые выкупались за сдачу макулатуры и собирались годами, так и произведениями русских и советских классиков, лекциями и конспектами – Зинаида Петровна до самой пенсии преподавала в школе биологию. Ковров не наблюдается, на маленьком столике в кухне чистая газета постелена. Запах в квартире тяжелый, пропитанный лекарствами, отварами и настойками – не проветривает, боится простудиться Зинаида Петровна: «Вот слягу, кто ж мне тогда стакан воды подаст?»

Так и проходят одинаковые дни, похожие друг на друга, как серые окна семейного общежития напротив. Утром приходит кот. Грузно вскакивает на спинку продавленного дивана, громко хурчит в тишине, прерываемой мерным тиканьем будильника, тычет холодным носом в морщинистую руку, просовывает между пальцами острую морду – погладили чтобы. Ластится, подлюка, голодный, значит.

Медленно встает Зинаида Петровна, опускает на пол искореженные ноги с опухшими суставами. Это ничего, главное, до туалета дойти, расходиться, значит, а к обеду совсем хорошо будет. Идут они вместе на кухню, и варит Зинаида Петровна кашу – гречневую или овсяную. Ест, кроша в нее мякиш белого хлеба, а кот рядом вертится, ноги обтирает, выгибает дугой полосатую спинку, щурит желтые глаза от удовольствия.

После завтрака перебираются потихоньку в комнату, садится она в кожаное старое кресло у окна и, поглаживая спящего кота, подолгу смотрит на улицу, где беззвучно падают желтые листья с осиротевшей березы, моросит мелкий дождь да осенний ветер глухо гудит в железной решетке маленького балкончика хрущевки.

Вот и осень пришла.

21.09.10


P.S. Не знаю, что нашло, но вчера я как будто стала на время старой больной одинокой женщиной. Села и записала. Как уж получилось.

  • 1
Увы, эта проблема не просто существует. Она с каждым годом увеличивается... Я подружилась с первой учительницей дочери. И иногда захожу к ней поболтать. Она горюет о том, что родители с каждым годом всё безразличнее к собственным детям:-(( Отдали в садик - пусть садик воспитывает, а им некогда. Отдали в школу - будьте добры, делайте из моего ребенка Человека и Вундеркинда. А меня не трогайте! Некогда мне! Печально...

Точно! :) Школа может дать знания, но не может дать любви - это дело близких людей, в первую очередь родителей. Так уж природой задумано...

  • 1